Музей в.в. набокова

Как музей оказался на грани закрытия

Открытый в 1999 году как некоммерческая организация петербургский Музей В. В. Набокова стал частью Санкт-Петербургского государственного университета в 2007 году, находясь под угрозой исчезновения. На протяжении всего своего существования, несмотря на отсутствие целевого финансирования, в музее обновлялась коллекция, шла серьезная научная работа, а также регулярно проводились различные мероприятия (конференции, выставки, встречи и даже спектакли).

Последние несколько лет Музей В. В. Набокова работал с минимальной финансовой поддержкой: университет оплачивал коммунальные услуги и зарплату четырех сотрудников, но и в работу его особенно не вмешивался. Долгое время Управление экспозиций и коллекций СПбГУ существовало без главы. Все изменилось с появлением руководителя управления — Елизаветы Тапаковой-Боярской. Первым делом были отменены все премии. Зарплата сотрудников сократилась до 17 тысяч, а у тех, кто работал на полставки, — до шести тысяч. При этом отчетность увеличилась многократно, а стиль общения нового руководителя был для сотрудников неприемлем. Постепенно работники музея начали увольняться (нужно сказать, что все работавшие в музее молодые набоковеды, учившиеся до этого в СПбГУ, были выпускниками семинара Бориса Аверина, ни от каких других преподавателей и ученых студенты не приходили).

В результате в музее осталось всего два человека, директору объявили, что этого достаточно. Одновременно с этим администрация университета самостоятельно начала прием новых сотрудников, не специализирующихся на творчестве Набокова.

Карина Маколкина

филолог, набоковед, сотрудница музея в 2017–2018 годах

Я пришла работать в музей в апреле 2017 года. Как раз тогда начала разворачиваться эпопея по учету всего, что есть в музее. Нам надо было перебрать, описать, посчитать буквально каждую вещь и всем предметам присвоить шифры/номера согласно инструкции. Надо сказать, что и до этого в музее велся учет, были книги поступлений, но этот учет никак с университетом и его требованиями связан не был. Впрочем, и в 2017 году университет едва понимал, какие у него требования. К нашему ознакомлению с их стороны предлагалась инструкция по учету, основанная на той самой, созданной еще в 1985 году.

Работы было много, но она нам нравилась, мы все это проделали с энтузиазмом, рассчитывая, что если приведем все в строгий порядок и загрузим в КАМИС (система учета музейных экспонатов. — Прим. The Village), то это пойдет на благо — в первую очередь коллекции, которая сможет быть выгружена в Госкаталог. Университет, на мой взгляд, не защищал ни музей, ни коллекцию. Когда я только начала работать, мне попались на глаза какие-то университетские ведомости, где указана стоимость предметов коллекции — по рублю. Это же просто абсурд.

На тот момент учет был нашей основной деятельностью, но, поскольку штат у нас всегда был маленький (не более пяти человек), мы все понемногу делали все. Это и работа с посетителями в совокупности с постоянным слежением за экспозицией, и переписка с участниками чтений, и помощь фотографу, который был нанят университетом как раз для того, чтобы сделать изображения предметов для КАМИС, и помощь студентам СПбГУ с материалами для их работ. К сожалению, уже не часто, но бывали и выставки: например, совместный проект The Defense с нашими соседями, графическим кабинетом WOD.

Наша зарплата на момент моего появления в музее складывалась из оклада (пять тысяч с копейками за полставки) и премии, которая была в два, а иногда и в три раза больше. Наверное, год нам платили адекватно, а потом началось: постепенно полетели в тартарары премии — и «полставочные», и старших сотрудников, и директорская. Порядок всего этого, разумеется, был хаотичный. Одну из коллег, которая проработала в музее семь лет, лишили доброй части зарплаты, потому что другой коллега вовремя не прислал очередной дурацкий отчет.

Залы дома-музея

Учреждение занимает первый этаж дома. Здесь можно посмотреть сохранившиеся комнаты, где сотрудники постарались воссоздать утраченные интерьеры. Одно из помещений, которые хорошо сохранились — это библиотека. В ней представлена коллекция произведений Набокова, а также редкие книги писателей XIX века и несколько экземпляров из семейного собрания с экслибрисами.

Также для посетителей открыты Зеленая гостиная, Столовая, Комитетская, Будуар Елены Ивановны и Кабинет Владимира Дмитриевича.

Поскольку значительная часть помещений была перестроена в советский период, а интерьеры изменены, увидеть как выглядели комнаты в годы проживания здесь Набокова, можно только с помощью визуальной реконструкции, выполненной по сохранившимся чертежам, фотографиям и другим документам.

Alex_Bakharev

Фото и описание

Дом Набокова находится в Санкт-Петербурге на Большой Морской улице, 47. Между 1897 и октябрьскими событиями 1917 года дом превратился в собственность семьи Набоковых, полученный ими в качестве приданого от матери В. Набокова – Елены Рукавишниковой. Именно здесь в 1899 году родился Владимир Владимирович Набоков. Он прожил в этом доме первые 18 лет. Но во время Октябрьской революции семья покинула Петроград и отправилась в изгнание. После этих событий родной дом продолжал жить в литературной деятельности Набокова, появляясь практически в каждом из его творений. Особенно подробное описание дома можно найти в автобиографическом произведении «Другие берега». Для Владимира Владимировича он навеки остался «единственным в мире домом». За долгое время проживания в Америке и Европе писатель жил в гостиницах, так никогда и не приобретя другого жилища.

Открытие музея В.В. Набокова состоялось летом 1998 года. Ныне он располагается только на I этаже набоковского особняка. Когда-то это был «общесемейный» этаж. Сейчас 2 верхних этажа («родительский» и «детский») заняты редакцией газеты «Невское время».

Прежде на первом этаже была телефонная комната, столовая, зеленая гостиная, библиотека, комитетская комната, в которой собиралось руководство Кадетской партии, буфет и кухня. От внутреннего убранства этих помещений мало что сохранилось: мебель, богатейшая библиотека, художественные коллекции, – все это было утеряно в годы после революции, или рассеяно по другим музейным коллекциям. Сейчас музей прикладывает огромные усилия к сохранению и реставрации уникальных интерьеров дома Набоковых, а также пополнению музейной коллекции.

Собрание музея В.В. Набокова формировалось в необычных условиях. После того, как в 1917 году дом и имущество семьи Набоковых было национализировано, наиболее ценные предметы художественного собрания и книжной коллекции были переданы в библиотеки и музеи России, включая Российскую Национальную Библиотеку, Русский Музей, Эрмитаж. Большая часть фотографий и документов оказалась в зарубежных частных коллекциях родственников Владимира Набокова. Некоторые предметы быта из набоковского дома были сохранены в семьях петербуржцев, которые работали в этом доме.

В 1998 году, когда музей формировался, в доме почти ничего не осталось. Музейное собрание начало активно создаваться в 1999 году, когда местное население собирало и приносило в дар музею редкие вещи и материалы, связанные с домом Набокова и историей его семьи. Бесценную помощь и вклад в это нелегкое дело внесли Н.И. Толстая, М.В. Ледковская, Л. Мацкевич, А. Колосов, С.А. Кроленко, Е. Филаретова и многие другие дарители.

Кроме того, большую часть музейного собрания сейчас составляют личные вещи, рукописи Владимира Владимировича Набокова и представителей его семьи, которые поступили от зарубежных дарителей. Дмитрием Владимировичем Набоковым были переданы предметы писательской деятельности своего отца: карандаши, пенсне, рукописи с рабочими карточками, игра «Скрэббл» с автографами писателя и сачок для ловли бабочек. Брайан Бойд подарил музею личные вещи В.В. Набокова: куртка, пиджак, ботинки, – которые отдала ему вдова писателя – Вера Евсеевна Набокова. Также в музей из частной коллекции американца Терри Майерса поступило уникальное собрание первых изданий произведений В.В. Набокова (включая и издания в периодике). Помимо этого ценной частью коллекции набоковского музея является единственное в нашей стране собрание бабочек В.В. Набокова, которое поступило от Н.А. Формозова из Москвы (зоолог, профессор МГУ). Эту интереснейшую коллекцию Формозов получил от американского музея Сравнительной Зоологии Гарвардского университета, где Владимир Набоков в течение 7-ми лет работал куратором.

Набоковский музей – это не только экспонаты и дом, связанные с жизнью и творческой деятельностью Набокова, но и место, где организована научно-исследовательская библиотека для ученых, где проводятся различные мероприятия: чтения произведений В.В. Набокова и тех, от кого он был в восхищении (например, А.П. Чехов и Д. Джойс), международные лекции и конференции (например, «Набоков и Россия», «Набоков и Франция», «Набоков и Англия» и т.д.), международная летняя школа Набокова, проводящаяся ежегодно, выставки экспонатов, связанных с Набоковым.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Корона Севера
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector