Заповедник «кивач»

Описание водопада Кивач

Водопад Кивач находится на реке Суна – одной из крупнейших в бассейне Онежского озера. Она берет свое начало из озера Кивиярви на Западной Карельской возвышенности, недалеко от границы с Финляндией. Протяженность Суны всего 280 километров. На ней насчитывается около 50 порогов и водопадов, множество перекатов. Самыми крупными до XX века были водопад Гирвас, Поор-порог и водопад Кивач. Однако после строительства каскада ГЭС в 1930-50 годах и переброса стока реки Суны в искусственное русло, водопад Гирвас и Поор-порог прекратили свое существование, а водопад Кивач стал значительно меньше. Но даже в таком состоянии он производит неизгладимое впечатление.

Над водопадом стоит дымка из мельчайших брызгВодопад Кивач представляет собой лестницу из нескольких ступеней, по которым стремительно несется бурлящая вода

Высота водопада Кивач от верхнего до нижнего зеркала воды в наше время составляет чуть меньше 11 метров, точнее – 10,7 метров. Он представляет собой гигантскую лестницу из нескольких ступеней. Высота четвертой, главной ступени лестницы, составляет 6 метров. Скала разделяет Кивач на два потока, перепад высоты левого потока составляет 7 метров. Протяженность водопада — 170 метров.

Левый приток водопада КивачОт воды идет постоянный шум, который слышен издалека. Впрочем, двигатели истребителей, которые часто летают над Карелией, перебивают шум водопада

Особенно полноводен водопад Кивач весной, когда тает снег и вскрываются ото льда реки. Много воды в нем и во влажные годы, когда выпадает много осадков.

В пасмурную погоду вода кажется желтоватой. Однако на самом деле, она чистая и прозрачнаяПосле водопада река Суна широко разливается, вода становится спокойной

Рыбалка для двоих

Максим Щербин, бывший старший инспектор по надзору в области охраны окружающей среды, работал в «Киваче» с сентября 2011 года. Следил за тем, чтобы на охраняемую территорию не проникали нарушители: патрулировал заповедник пешком, на служебной машине, по водоемам — на лодке, зимой — на снегоходах.

Максим Щербин на водопаде в Мурманске

Работал и на кордоне рядом с границей между охранной и заповедной зонами, что проходит по озеру Мунозеро. Но, спустя пару лет работы, на кордоне им, инспекторам, появляться запретили.

— Мы узнали, что там началось строительство: домик, где раньше жили инспекторы, расширили, сделали ремонт, появилось несколько гостевых комнат, рядом — баня, — вспоминает Максим. — А в июне 2013 года меня вызвали сопровождать странную компанию: двое мужчин, не в пиджаках и галстуках, конечно, но видно — люди представительные. Начальство велело мне в рабочее время свозить их на озера Сандал и Сундозеро, как бы вскользь сообщив, что люди они непростые. Эти два водоема не входят в состав заповедника, но я все равно напрягся — такие «прогулки» не для меня. Первый день мы провели на одном озере, второй — на другом. Они рыбачили и почти все время молчали. Кормили их в «Киваче», организовывали трансфер, ночевали они там же, в гостевом доме. Не поймали почти ничего — начало сезона, клева не было. Я вернулся и заявил, что такой фигней заниматься больше не стану.

Кордон

Тем же летом 2013 года Щербина на пару недель временно сделали и.о начальника охраны. В одно из дежурств приехала целая делегация велосипедистов. Люди заявили Щербину, что у них есть договоренность: маршрут их похода должен проходить через заповедник.

— Я был категорически против, — говорит он. — Но замдиректора по научной работе и экологическому просвещению Ольга Фомина их пропустила без моего ведома. До недавнего времени в интернете можно было даже фото того похода найти: десять-пятнадцать человек с велосипедами вброд переходят реку как раз в том месте, куда ученые искусственно заселяли пресноводную жемчужницу, пытаясь восстановить нерестилище лосося. Мы тогда с Фоминой жутко поссорились.

Слова Щербина подтверждает Тимофей Журавлев, также работавший инспектором в заповеднике с 2012 по 2014 годы. В дни проведения того велопохода он работал и был предупрежден о том, что в заповедник нужно впустить делегацию.

— Все члены той группы получили официальное разрешение от руководства заповедника, — говорит Журавлев. — Такие случаи бывали: если была бумага от директора и начальника охраны, людей штрафовать было нельзя.

«Ничего там не вытоптано»

У руководства заповедника другая точка зрения на этот конфликт. Директор Сергей Кожевников утверждает, что с Щербиным «из-за внутренних конфликтов» отказались работать другие инспекторы — вот его и пришлось уволить. А на ту самую «рыбалку для двоих» Щербин якобы вызвался поехать сам.

— Кто-то из местных попросил нас тогда сопроводить этих чиновников на рыбалке, — говорит директор «Кивача» Сергей Кожевников. — Это практика стандартная: хотите подзаработать — сопроводите гостей. Такие люди обращаются не только к заповеднику, но и к местным жителям. Наш начальник охраны тогда своих сотрудников спросил, у кого есть желание поехать. Максим вызвался. Это была его инициатива, а не заповедника. И он заработал деньги на этой рыбалке.

Сергей Кожевников, директор заповедника

Про велопоход в 2013 году, участники которого шли по месторождениям жемчужницы, Кожевников помнит. Но утверждает, что тогда ученые еще не начали в этом месте свои работы. Хотя сайт «Заповедная Россия» также как и Щербин, утверждает, что расселение жемчужниц продолжалось в период с 2012 по 2014 годы.

— Да ничего там не вытоптали, вы что! Это же водный порог и камни. Пройти там пешком и на велосипедах — это не на машине или мотоцикле проехать, — отмахивается Кожевников.

При этом велопоход проходил от Кивача до деревни Викшица, и даже по карте видно — это заповедная зона. Но Кожевников отвечает, что «они всего один раз это разрешили».

— Это был всероссийский веломарафон, в сопровождении инспекторов, без повреждения природы, — говорит он, подчеркивая, что плату за выдачу таких пропусков заповедник не берет.

«Приватных» рыбалок и походов на территории заповедника, утверждает Кожевников, тоже нет. Раньше — были. Сейчас — нет.

— Прежний директор заповедника Алексей Арбатов устраивал такие вип-выезды (ходили слухи, что против экс-директора возбудили уголовное дело о растрате бюджетных средств, но что с предшественником стало, Кожевников не знает — Прим.авт.), и я на второй месяц своей работы в 2013 году поймал на территории «Кивача» целую группу полицейских и работников прокуратуры — они спокойно рыбачили. Охраны тогда в «Киваче», фактически, не было. Нам приходилось заново восстанавливать всю службу инспекторов. Cейчас я в них полностью уверен, поэтому версия Щербина о том, что он пошел против системы и был уволен — неправда.

Начальник инспекторов, замдиректора по надзору в области охраны Станислав Логинов (тот самый, с кем был конфликт у Щербина) рассказывает, что они регулярно ловят высокопоставленных чиновников на нарушениях заповедной зоны:

— Они все пытаются козырять чинами, достают «корочки», обещают «проблемы», — говорит он. — И судьи попадались, и руководители служб, недавно вот с начальником карельской таможни судились — не хотел платить штраф за рыбалку в неположенном месте.

При этом на вопрос, случались ли в заповеднике платные рыбалки и другие выезды, Логинов сначала ответил категорически отрицательно. Но когда мы упомянули Максима Щербина и озвучили его претензии — Логинов вспомнил «об одном таком случае».

— Насчет Щербина — я вам доказать ничего не смогу, — отвечает Логинов. — У меня в подчинении 10 человек. Они в лесу видят больше, чем я. И потом кто-то из них вдруг на каком-то празднике проболтается, что где-то были платные «покатушки». Мое дело — проверить информацию. И действительно, год назад выяснилось, что один предприимчивый инспектор возил людей в заповедную зону на снегоходах. Я его вызвал, говорю: увольняйся, доверие потеряно. Это я сейчас не о Щербине говорю, нет. Своим сотрудникам я должен доверять, они идут охранять наше богатство, заповедник, и я должен быть уверен, что они не станут там рыбачить, охотиться и жечь костры.

При этом на вопрос, на каких основаниях уволен Максим Щербин, Логинов так и не ответил.

Происхождение водопада Кивач

Старинное предание рассказывает о появлении Кивача и других порогов на реке Суна. Вот его полная версия:

Геологическая история водопада Кивач не менее интересная. Диабазовая гряда, которую пересекает река Суна, возникла более 2 млрд. лет назад, в докембрии (напомню, что в Карелии обнаружены одни из древнейших горных пород Земли возрастом до 3-3,5 млрд. лет). В дальнейшем в результате неравномерного смещения отдельных блоков появились «ступени».

Скалы около водопадаВерхняя смотровая площадка находится на огромной скале

Нужно соблюдать осторожность, чтобы не поскользнуться.Только на первый взгляд скалы и камни кажутся безжизненными. На их поверхности можно обнаружить многочисленные виды лишайников и мхов, в расщелинах растут папоротники, травы, «природные бонсаи» — миниатюрные березы, сосны и др

Приблизительно 12 тысяч лет назад, когда происходило таяние ледника, перед ним сформировался огромный приледниковый водоем, на дне которого образовались рыхлые отложения. После понижения его уровня и появления Онежского озера, воды реки Суны размыли рыхлые породы и озерные отложения, высвободив древнее ложе. Так примерно 7-8 тысяч лет назад образовался водопад Кивач.

Живописные скалы рядом с водопадом Кивач

Вода при помощи камней просверлила в горных породах так называемые «стаканы» и «колодцы» – цилиндры диаметром от 10 до 70 см и глубиной от 20 см до 1,5 м. В нескольких метрах от нижней ступени в скале правого берега можно увидеть один из таких «колодцев».

Вода продолжает изменять облик этого местаДиабазовые скалы вокруг Кивача — свидетели долгой геологической истории этого местаМестами камни и скалы кажутся хаотично разбросанными рукой какого-то гиганта

На плоских скалах близ водопада также можно заметить «штриховку» — параллельные длинные бороздки, идущие в направлении движения ледника (с северо-запада на юго-восток).

Каждая скала, каждый камень здесь — это своеобразная книга, повествующая об истории этого местаКорни деревьев, растущих на скалах, часто образуют на поверхности интересные узорыРядом с водопадом Кивач влажно из-за брызг

«Ты должен уйти»

С 2013 года, говорит Щербин, на него стало давить руководство заповедника: в особенности, начальник охраны Станислав Логинов. Так, вместо патрульной службы он перевел Максима к шлагбауму, лишил права пользования служебным автомобилем, Шербину также урезали персональный коэффициент.

— Зарплата сотрудников заповедника состоит из оклада, северных и районных надбавок, прибавки за выслугу лет и персонального коэффициента, — объясняет он. — Этот коэффициент мне понизили, и если раньше я получал от 30 до 40 тысяч, то с тех пор — 16. Причем я был не один такой. Мой напарник Сергей Гильбо, работавший инспектором с 89-го года, тоже стал получать копейки. Вообще сложилось ощущение, что «неугодных» — а в их число попали и старые сотрудники — стали выживать, а на работу устраивали только людей из Петрозаводска.

Кульминацией конфликта стал странный эпизод, случившийся в канун Нового 2014 года: Щербина и Гильбо обвинили в избиении «конкурента», который вместо них стал работать на кордоне. Инспекторы якобы приехали на Мунозеро, стали угрожать и даже распускать кулаки. Об этом Щербин и его коллега узнали от Логинова.

— Он вызвал нас и в лоб: так и так, зачем парня избили? — горько улыбается Максим. — Якобы мы требовали, чтобы тот рассказал, какая у него зарплата. Конечно, мы с Гильбо опешили. В избиении мы, конечно, не признались — потребовали устроить очную ставку, поговорить при свидетелях с тем парнем. Но нам ее так и не устроили. Написали объяснительную — на том дело и затихло.

В конце 2015 года у Максима родился второй ребенок, и он решил уйти в декретный отпуск. Когда, спустя полтора года, он вернулся, в «Киваче» его ждали нерадостные перспективы.

— На моей должности уже работал новый сотрудник, зарплата у меня по-прежнему была мизерной, плюс расходы на дорогу из Петрозаводска каждый день — оставалось тысяч восемь, — вспоминает Максим. — Ни под какую категорию на увольнение я не попадал, а избавиться от меня им очень хотелось: у меня есть аудиозаписи моих с Логиновым бесед, во время который он мне прямым текстом говорит: «Ты должен уйти, ты не будешь здесь работать». В итоге я плюнул, потребовал «парашют» в виде полугодовой зарплаты и уволился.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Корона Севера
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector